X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

«В культурный код россиян вписано преклонение перед властью»

04.07.2019 22:00
Вокруг книги профессора Эвы Томпсон «Понять Россию. Святое безумие в российской культуре».
Аудио
Храм Василия Блаженного в МосквеPixabay/CC0 Creative Commons

«Понять Россию. Святое безумие в российской культуре» - в Польше увидела свет монография известного американского слависта польского происхождения профессора Эвы Томпсон. Польский перевод книги опубликовало варшавское издательство «Teologia Polityczna».

Ева Томпсон, профессор славистики Университета Райса, в своей работе заинтересовалась феноменом юродства в дореволюционной России, который она проанализировала в культурном, общественном и политическом срезе.

Профессор Эва Томпсон
Профессор Эва Томпсон. Фото: http://www.owlnet.rice.edu

Мне удалось пообщаться с профессором Томпсон и наш разговор начался с известного четверостишия:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить

Эти строки Федора Тютчева нередко звучат в контексте распространённого среди россиян мнения, что человек Запада не в состоянии понять и глубоко познать Россию. Эва Томпсон категорически не согласна с таким мнением:

Если кто-то хочет быть отуманенным таким утверждением, то, конечно может это делать. Однако нельзя брать поэтическое выражение Тютчева как ориентир в изучении России. Любая страна или человеческое сообщество не до конца понятна. Уже сам факт, что нет одного единого сообщества людей, а их существует множество, уже является загадкой. Вместе с тем, утверждение, что есть народы, которых нельзя понять, по моему мнению, является нонсенсом. Просто надо их изучать, мыслить, соединять разные понятия, и тогда мы поймем каждый народ, включая российский.

Профессор Томпсон объяснила, что, по ее мнению, дает рассмотрение российской культуры с перспективы юродства:

Этого рода перспектива подчеркивает, что в российской культуре существует согласие на иррациональность и оно настолько сильно, что его нельзя сравнивать с определённой долей принятие иррационализма в западных культурах. В российской культуре иррационализм выражается в чем-то, что я назвала «кодом юродства». Имеется ввиду принятие полностью противоположных понятий, которые не могут одновременно сосуществовать в человеке. Логика этого не позволяет. Например, речь идет о том, что юродивые должны были грешить, чтобы не впасть в гордыню. Это что-то, что человеку Запада кажется абсурдом. Если вы грешите, чтобы не впасть в гордыню, то вы сумасшедший. В то время, когда юродивым это разрешалось. Поэтому изучение юродивых показывает существование в российской культуре согласия и позволения на иррациональность. Иррационализм и вера в то, что противоположности пересекаются, в России более сильны, чем на Западе. Хотя я не особо люблю выражение «Запад», поскольку на данный момент Центральная Европа является Западом и тут речь не о географическом понятии. Это явление настолько сильно, что его надо принимать во внимание в дискуссиях о российской культуре, а также в контактах с россиянами, к примеру, на поле политики.

Славист объяснила свою мысль о влиянии восприятие юродства на политическую культуру:

В Америке, в англосаксонских странах доминирует большая привязанность к умеренности и старание быть где-то посередине. Там стремятся не слишком кренится налево или направо. Это, конечно, общие тенденции и нельзя их буквально переносить на политическую ситуацию, но они имеют место. Тогда как в России, по моему мнению, наблюдается общая тенденция или к восхищению, или к полному отвержению чего-то. То есть, заметно впадение в крайности. К сожалению, это также заметно в странах, оккупированных Россией, и это еще необходимо искоренять.

Профессор Томпсон отмечает важную роль юродивых для духовной жизни россиян в дореволюционные времена:

Я бы сказала, что юродивый был духовным поводырем и заменял собой православного священника. Иногда в деревнях крестьяне уважали юродивого больше, чем попа. К нему шли за советом, просили о согласия в каких-то делах. Однако его поведение было полностью иррациональным.

В своей книге «Понять Россию. Святое безумие в российской культуре» Эва Томпсон утверждает что-то, что может быть для кого-то шокирующим. Общепринято считать, что традиция юродства берет свое начало с византийского мистицизма. По убеждению же Эвы Томпсон, юродство уходит своими корнями в туранский и сибирско-алтайский шаманизм, который решительным способом повлиял на формирование юродства. Она подчеркивает, что этот тезис неприемлем для российских специалистов. В связи с чем она упомянула ныне покойного известного филолога и культуроведа Дмитрия Лихачёва:

Это что-то, чего Лихачёв не хотел обсуждать, когда я с ним разговаривала, что это повлияло на некоторые явления российской культуры. Он хотел об этом забыть, и чтобы история об этом забыла. Думаю, он это делал из-за тщеславия, ведь кому хочется, чтобы в его культуре какую-то роль играл шаманизм? Однако я считаю, что народы, которые были привязаны к шаманизму, и остаются такими, оказали влияние на юродивых, на психически неуравновешенных людей. Они, возможно, стремились быть исповедниками христианства, но они сознательно или несознательно также обращались к разным шаманским традициям. В результате, родился образ, имеющий глубокие корни в шаманских традициях.

Эва Томпсон в своей монографии отмечает, что юродство выработало в россиянах естественное принятие крайностей. Она обращает внимание на то, как относительно легко большевики смогли искоренить православие, которое считалось незыблемой опорой России, и как место православия занял коммунизм:

Это очень интересная вещь. Россияне в этом контексте обращают внимание на то, что произошло с их духовенством, в том смысле, что оно было практически истреблено и сослано в ГУЛАГ. Все это правда. Однако, возьмем Польшу - это хороший пример. Польша была завоевана Россией, но католицизм в Польше, который был глубоко укорененным, выстоял. В то время, как в России православие, по сути, перестало существовать. Конечно, можно вести речь о том, что плотность населения в Польше значительно выше, чем в России, и поэтому легче защищаться, взаимодействовать и вести борьбу. Но не надо преувеличивать. Я считаю, что в культурный код россиян вписано преклонение перед властью. Не имеет значения какая это власть – большевистская, православная или еще какая-то: в глазах россиян если кто-то находится у власти, то он имеет право бить их по голове.

Эва Томпсон считает, что юродства как религиозного феномена в современной России практически не существует, но его влияние в секулярной сфере чувствуется до сих пор:

Юродства нет, хотя кто-то утверждает, что юродивые остаются и люди продолжают к ним ходить. Но, похоже, что образованные люди этого уже не делают. Мне кажется, это склонность к крайностям и нелогическому мышлению, что можно одновременно быть анархистом и традиционалистом – это тенденция, выводящаяся из юродства, которая пережила его. Это также вера, что в иррационализме можно найти ответы на все вопросы жизни. По моему убеждению, это что-то, что имеет частично свои корни в юродстве и что можно заметить в России в каждой эпохе.


Автор передачи выражает благодарность издательству «Teologia Polityczna» за организацию интервью с профессором Эвой Томпсон.


Материал подготовил Назар Олийнык