X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

В Варшаве вышла книга о художнице Наде Леже

10.07.2019 15:26
Варшавский искусствовед Каролина Зыхович издала первую в мире монографию о художнице Наде Леже.
Аудио
  • К. Зыхович о своей книге о Н. Леже
 .     1920- .   .     (, 1978)
Надежда Ходасевич. Фото с польского документа 1920-х годов. Из книги Л. Дубенской «Рассказывает Надя Леже» (Москва, 1978)Иллюстративное фото

Французская художница Надя Леже родом из Беларуси. Ее девичья фамилия Ходасевич. Считала она себя и полькой. Кроме того, жила, училась, работала в Варшаве. Каролина Зыхович, сотрудница варшавской Национальной галереи искусства «Zachęta», в этом году издала первую в мире монографию о художнице — «Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger» (Warszawa: Universitas 2019).

Каролине Зыхович к личности художницы из Беларуси и ее связям с Польшей пришлось подходить с разных сторон, а чтобы узнать ее биографию и творчество, нужно было посетить несколько стран:

Идея издания книги пришла ко мне три года назад — после путешествия в Минск. Но сначала я ходила на курсы белорусского языка в Культурном центре Беларуси при посольстве Беларуси в Варшаве. И там от преподавательницы я узнала, что есть возможность принять участие в международной школе белорусоведения в Минске. И эта идея мне очень понравилась. Ведь я давно мечтала о том, чтобы узнать культуру Беларуси. А культурой Беларуси я заинтересовалась благодаря прежде всего Наде.

Почему же я заинтересовалась Надей? Сразу после учебы в университете я мечтала о том, чтобы защитить докторскую диссертацию (в Польше — аналог кандидатской. — Ред.). И научный руководитель, сейчас, к сожалению, покойная, посоветовала мне заняться вопросом восприятия творчества французского художника Фернана Леже в Польше.

Фернан Леже был очень важной творческой личностью для польских художников ХХ в. Его можно сравнить с Пабло Пикассо. И это была прекрасная идея — написать диссертацию на эту тему.

Таким образом, с 2006 года я начала искать материалы о связях Ф. Леже с Польшей. И так в мои руки начали попадать материалы о художнице, известной в Польше как Ванда Ходасевич-Грабовская.

Каролина Зыхович подметила, что во французскоязычной литературе о Надежде Ходасевич говорится как о россиянке, которая вышла позже замуж за Фернана Леже и создала его музей на юге Франции:

Оказалось, что это таинственная личность. Что меня поразило, ее в Польше воспринимали не так, как в СССР, а теперь в России и Беларуси, и совсем иначе воспринимали во Франции.

В Польше она — Ванда Ходасевич-Грабовская. Польские исследователи считают, что она была польского происхождения. Она училась в варшавской Академии изящных искусств, вышла замуж за польского живописца Станислава Грабовского и вместе они выехали в Париж. И там до конца 1920-х годов художница варилась в польской художественной среде. В то время она отправила одну из своих картин в Лодзь, в коллекцию современного искусства, которую собирала известная группа «a.r.». Таким образом, Ванда Ходасевич-Грабовская участвовала в польской художественной жизни 1920-х годов. Однако ее дальнейшая история в Польше не известна, кроме того, что она позже создала музей Ф. Леже.


Обложка книги К. Зыхович «Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger» (Варшава, 2019) Обложка книги К. Зыхович «Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger» (Варшава, 2019)

Каролина Зыхович вспоминает, что когда начала читать французские книги, то там Надя представлена ​​прежде всего как жена Фернана Леже. И никто из тамошних авторов даже не догадывался, что у нее были какие-то связи с Польшей:

Это может объясняться тем, что с 1930-х годов художница началась принимать участие в советских выставках, а также в очередной раз изменила имя и фамилию — на Надю Ходасевич и стала участвовать в коммунистическом движении, отдаляясь от Польши.

Также известно, что у Нади были сложные отношения со своим польским мужем, который, как можно предположить, ее бил. И может, и по этой причине она порвала с польской культурой и «вернулась» к своим корням. Так ее воспринимают во Франции.

А заинтересованность Каролины Зыхович Надей Леже все усиливалась. И тогда она решила начать искать информацию о художнице на русскоязычных страницах в интернете:

Ведь если я вписываю ее имя латиницей: Nadia Léger, то передо мной появляются польские, французские, английские страницы в интернете, а когда вписала кириллицей, то передо мной открылось множество страниц, о существовании которых я даже не представляла. Это было откровение! Оказалось, что Надя в России и Беларуси более популярна, чем в Польше и Франции. И так передо мной открылись связи Нади с советским правительством, то, что она дружила с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой, с балериной Майей Плисецкой.

Хотя, в отличие от белорусов, россияне Надю считают не такой уж и значительной художницей. Но об этом я узнала только в прошлом году, когда готовила выставку произведений Нади в Художественном музее в Лодзи — «Красная материя. Надя Леже». Это меня удивило, потому что то количество страниц в интернете, которое я обнаружила, свидетельствовало о ее значимости.

Каролина Зыхович подметила, что на страницах в интернете на русском языке ни слова не было о том, что Надя Леже была в свое время Вандой Ходасевич-Грабовской, полькой, что вообще была значительной личностью в польском художественном мире:

Здесь, в Польше, художницу считали полькой. Так, в 1991 году в Национальном музее в Варшаве проходила выставка «Польские художницы», это была вообще первая выставка, посвященная польским художницам, и некоторые польские художницы были обижены, потому что их не пригласили принять участие в этой выставке, зато директор музея решила поместить в экспозиции Ванду Ходасевич.

Сегодня Надежда-Ванда Ходасевич-Грабовская-Леже принадлежит многим странам. Точнее, в этих странах ее пытаются включить в свой национальный контекст. А сама художница пользовалась любой возможностью, чтобы везде быть «своей», — рассказывает Каролина Зыхович:

Из советской газеты 1972 года я узнала, что художница была гражданкой СССР. Причем об этом сообщает журналист издания. Сама же я до конца этот вопрос не смогла выяснить. Архив художницы, который сохранился, находится в руках издателя, который намерен эти материалы опубликовать в сентябре этого года. И я надеюсь, что там будет много материала, который позволит выяснить некоторые аспекты биографии художницы. Но может Надя была советской гражданкой еще до приезда в Польшу? А позже, согласно Рижскому мирному договору 1921 года, она хотела переехать дальше, на запад, и поэтому пыталась доказать, что является полькой. Может быть, она действительно была польского происхождения, говорила по-польски? Здесь, в Варшаве, она вышла замуж за художника Станислава Грабовского и они вместе затем переехали в Париж. Там она поначалу была известна как польская художница. А в 1930-е годы, когда стала коммунисткой, может быть, пыталась как-то избавиться от польского гражданства и пошла в советское посольство? Могло ли так быть?

Надя Леже была нестандартной личностью. И оценить ее однозначно сложно, — говорит Каролина Зыхович:

Многие люди считают, что она была конформисткой и не любят ее, и считают, что она блюла лишь свои интересы, в том числе, получив в наследство огромное состояние после смерти Фернана Леже. Однако мне не кажется, что так было на самом деле. Потому что Надя много трудилась, чтобы создать музея Фернана Леже на юге Франции, а позже передала почти все картины Фернана Леже французскому государству. Таким образом, она заботилась о том, чтобы это наследие стало достоянием всего общества.

Виктор Корбут