X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Надя Леже вернулась в историю польского искусства

21.10.2019 15:09
В Варшаве состоялась презентация первой в Польше книги о художнице Надежде Ходасевич—Леже авторства Каролины Зыхович.
Аудио
  • Презентация книги К.Зыхович о Н.Леже.
 :   ,       . Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Lger      Zachęta 16  2019 .
Слева направо: вторая Халина Смолиньская—Каплон, третья Каролина Зыхович на презентации книги К.Зыхович „Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger” в варшавской Национальной галерее искусства Zachęta 16 октября 2019 г.Viktar Korbut

В варшавской Национальной галерее искусства Zachęta 16 октября состоялась презентация первой в Польше книги о польской художнице-авангардистке Надежде Ходасевич-Леже — „Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Légerавторства искусствоведа из Zachęty Каролины Зыхович. 284 страницы текста и 44 страницы с иллюстрациями — это первая такого рода работа о художнице в Польше.

В Национальном художественном музее Республики Беларусь в Минске открывается на этой неделе выставка посвященная 115-летию со дня рождения Надежды Ходасевич—Леже, на которой 24 октября в 17 часов выступит с докладом о художнице Каролина Зыхович.

В эти дни в Париже на французском языке увидело свет на 614 страницах альбомного формата издание о художнице авторства Эмара дю Шатене «Надя Леже. Необычная истории женщины, бывшей в тени». Это монография, в которой опубликованы почти все работы художницы и многие архивные материалы о ней, которые хранятся у Натальи Самойлов, праправнучки Нади Леже и Станислава Грабовского.

Надежда Ходасевич под этим именем родилась на территории Белоруссии, в то время в составе Российской империи. В Польшу переехала и жила здесь в 1920-е годы, будучи известна в Варшаве и Лодзи как Ванда Ходасевич-Грабовская. Затем она уехала во Францию и там прославилась уже после Второй мировой войны, взяв фамилию третьего мужа — Фернана Леже, а также унаследовав его состояние. На этом состоянии Надя Леже создала музей мужа на юге Франции, а также занималась налаживанием французско-советских культурных связей.

Художница, таким образом, была не только полькой. Сама себя считала и белоруской, и француженкой. Она была хамелеоном. И благодаря умению перевоплощаться прожила долгую жизнь, успев оставить след в культуре многих стран Европы — от Франции до России.

Книга Каролины Зыхович „Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger”. Книга Каролины Зыхович „Nadia konstruktorka. Sztuka i komunizm Chodasiewicz-Grabowskiej-Léger”.

В конце жизни она даже получила советский паспорт с вписанной туда национальностью — русская. Кем же на самом деле была художница? Рассуждает Каролина Зыхович:

Она точно была польской художницей. У нее был даже польский паспорт, по моим данным, с 1923 по 1947 год. В 1947 году она отказалась от польского паспорта.

Она была воодушевленной коммунисткой. Она даже не хотела иметь французский паспорт несмотря на то, что провела во Франции большую часть жизни. Она хотела, чтобы у нее был исключительно советский паспорт.

В конце 1921 года, тогда еще Надежда Ходосевич, возможно, по совету Владислава Стржеминьского приехала в Польшу. Однако только в марте 1923 года она стала посещать варшавскую Школу изящных искусств как вольный слушатель. Обучение здесь считалось чрезвычайно консервативным, и Надя не была им довольна.

В 1923 году Надя вышла замуж за Станислава Грабовского и до начала 1930-х годов отождествляла себя с польской художественной средой. С Грабовским Ванда, или Надежда в 1925 году уехала в Париж. Она очень много сделала для польского искусства. Она собирала картины для международной коллекции современного искусства в Лодзи. Это теперь одна из крупнейших коллекций современного искусства в Польше, известная во всем мире.

Вместе с Яном Бженсковским Надя издавала [в Париже] журнал «Современное искусство». Она, собственно, и была инициатором издания этого журнала.


Книга Эмара дю Шатене «Надя Леже. Необычная истории женщины, бывшей в тени». Книга Эмара дю Шатене «Надя Леже. Необычная истории женщины, бывшей в тени».

Почему же Надя Леже в какой-то момент отошла от своей польской идентичности? Свою версию предлагает Каролина Зыхович:

На ее отход от польской идентичности повлияло не только то, что она вдруг стала сторонницей коммунизма. А также то, что она перестала любить своего мужа Станислава Грабовского, который применял насилие в отношении Нади.

В польской истории искусства господствует такое представление, что это был прекрасный художник, а Надя была посредственностью. И вообще, что Грабовский был бедный и несчастный, а Надя его использовала, т.к. он происходил из богатого семейства. А умер в приюте для бездомных. Надя же, мол, стала богачкой, жившей на юге Франции. Я считаю, это несправедливые и неточные утверждения в отношении Нади.

Мне кажется, что насилие со стороны Грабовского как-то у Нади стало со временем отождествляться с польской идентичностью…

На презентацию книги Каролины Зыхович о Наде Леже в Национальную галерею искусства Zachęta пришла жительница Варшавы Халина Смолиньская—Каплон. Ей посчастливилось лично встретиться с художницей на юге Франции в 1976 году:

Я была сотрудницей предприятия Film Polski. Я была на ярмарке во Франции, где мы продавали наши фильмы. Там я познакомилась с французским профессором, который мне хотел показать что-то интересное. И мы поехали в музей Фернана Леже. Так судьба меня связала с Надей Леже.

На юге Франции Надя Леже создала музей своего супруга Фернана Леже.  Об этом эпизоде рассказывает Каролина Зыхович:

Леже был для Нади в первую очередь Мастером. Они познакомились в 1925 году. Она была на протяжении многих лет его студенткой, потом ассистентом. Ее часто обвиняют в корыстолюбии. Однако у Фернана Леже не было детей. И он переписал Наде все свое состояние, осознавая, что она хорошо им распорядится. И она так действительно поступила. Она получила в наследство огромную коллекцию его работ. Затем построила музей Леже на юге Франции, который открыла в 1960 году, а через восемь лет передала его французскому государству, в т.ч. большинство работ Леже.  

Фернан Леже обеспечил Наде устойчивое положение рядом с Пикассо. Неслучайно и музей был основан на юге Франции. Так как недалеко находились музеи Пикассо и Матисса. А Надя, в свою очередь, постоянно занималась формированием имиджа Фернана Леже, организовала его экспозицию в музее. И одновременно Надя, отвлекаясь на Фернана, забывала о своем творчестве. И когда в 1992 году проходила ретроспективная выставка Нади Леже в музее Фернана Леже, то многие люди, знавшие Надю, были впечатлены ее картинами в разных стилях — от геометрической абстракции и соцреализма до супрематизма, к которому Надя снова вернулась в конце жизни. А люди, пришедшие на выставку, даже не знали, чем занималась Надя, потому что она рекламировала своего мужа.


Тарелка, расписанная Фернаном Леже, подаренная Надей Леже Халине Смолиньской—Каплон. Тарелка, расписанная Фернаном Леже, подаренная Надей Леже Халине Смолиньской—Каплон.

Перенесемся на юг Франции. Халина Смолиньская—Каплон продолжает рассказ о посещении Нади Леже в музее Фернана Леже на юге Франции в 1976 году:

Госпожа Надя Леже очень была взволнованна, когда меня увидела и узнала, что я из Польши. Меня также впечатлил ее рассказ о своей жизни, о том как была в Варшаве. Она мне даже пела песни по-польски. Мне очень нравится ее творчество. Художница подарила мне прекрасный альбом со своими произведениями, который весит 5 кг. Попросила меня, чтобы я выбрала себе какую-нибудь тарелку, расписанную Фернаном Леже. И сейчас эта тарелка стоит у меня дома. На ней контуром изображены женские силуэты. Я очень любила искусство Нади Леже, и показывала книгу с ее произведениями детям, соседям, знакомым.


Дарственная надпись Нади Леже на альбоме с ее произведениями Халине Смолиньской—Каплон. Дарственная надпись Нади Леже на альбоме с ее произведениями Халине Смолиньской—Каплон.

Со встречи с Надей Леже Халине Смолиньской—Каплон запомнилось, что художница была очень эмоциональна, а также сложилось впечатление, что Леже пыталась превратить встречу в своего рода шоу:

Мы с ней говорили по-французски. Она старалась говорить по-польски. Она также оставила мне дарственную надпись на своем альбоме — частично по-русски, частично по-польски.

Когда Халина Смолиньская—Каплон уезжала из Франции, то тяжелый альбом Нади Леже был одним из ценнейших подарков, который она везла домой.

Виктор Корбут