X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Историк о беспрецедентности Катыни: Таких массовых расстрелов не было даже в немецком плену

04.11.2019 18:28
 Александр Гурьянов о Катынском преступлении и новой книге  Общества «Мемориал».
Аудио
  • Александр Гурьянов о Катынском преступлении и новой книге Общества «Мемориал».
            (     ,    )
Кресты на месте захоронения расстрелянных польских военнопленных вблизи селение Медное Тверской области (Фотография из книги «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» )Foto: foto:https://www.memo.ru/

На прошлой неделе российское Общество «Мемориал» в Варшаве, в образовательном центре Института национальной памяти Польши, представило трехтомное издание «Убиты в Калинине, захоронены в Медном». Публикация посвящена истории польских военнопленных из Осташковского лагеря НКВД, которые в апреле-мае 1940 года на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) были расстреляны в городе Калинин (ныне Тверь) и являются частью жертв Катынского преступления, унесшего жизни около 22 тысяч поляков. Катынь – это одна из самых страшных трагедий и травм в истории польского народа.

В этой книге памяти читателя, среди прочего, ждут результаты эксгумаций расстрелянных поляков, проведенных близ села Медное Тверской области, первая из которых имела места в августе 1991 года. Это также полная версия допроса Дмитрия Токарева, который в 1940 году возглавлял НКВД в Калинине и руководил операцией по уничтожению польских пленных. Но, в первую очередь, это 6287 биограмм убитых поляков из Осташковского лагеря и еще 8 биографических справок людей, которые, по мнению историков «Мемориала», были уничтожены в рамках той же спецоперации НКВД.

Книгу памяти о Катыни представлял ее ответственный составитель Александр Гурьянов – исследователь советских репрессий и Катынского преступления. Он отметил, что трехтомное издание «Мемориала» «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» является плодом работы коллектива из около 50-ти человек.

Александр Гурьянов во время презентации в Варшаве в Институте национальной памяти Польши Александр Гурьянов во время презентации в Варшаве в Институте национальной памяти Польши.Foto:ipn.gov.pl/Piotr Życieński (IPN)

Необходимо подчеркнуть, что публикация встретилась с признанием и восхищением польских историков и публики. Также был отмечен колоссальный вклад и заслуги лично Александра Гурьянова в исследования о Катыни и открытии правды российскому обществу об этом ужасающем преступлении Советского Союза.

На упомянутой презентации побывал мой коллега Назар Олийнык, который в кулуарах пообщался с Александром Гурьяновым.

Назар Олийнык:Александр Эдмундович, несколько слов об этой публикации — во время презентации много говорилось об ее исключительности. Вы же скромно посчитали, что это очередная публикация, и она не является какой-то книгой, которая радикально меняет представление о Катыни и привносит что-то кардинально важное в это исследование.

Александр Гурьянов: Ну, да – вот Вы правильно восприняли. Я не считаю, что это пионерское какое-то достижение. Потому, что, конечно же мы эту книгу готовили и составляли не с нуля, книгу памяти, в которой собраны поименные биографические справки всех расстрелянных польских военнопленных, содержавшихся в Осташковском лагере НКВД, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП (б) от 5 марта [1940 года]. Такие книги, в которых собраны биографические справки жертв Катынского преступления они издавались и раньше в Польше, исключительно в Польше. Если говорить о каком-то новаторстве, то можно сказать, что впервые вот такая книга издана в России на русском языке. Вот действительно полные списки катынских жертв на русском языке до сих пор никогда не издавались. Если говорить, что тут что-то есть пионерского, то это что-то пионерское в России. Но, при этом у нас были свои цели и задачи ради которых мы взялись за эту работу, за издание. Главная цель была именно дать возможность российским читателям увидеть, что вот эти люди, узники Осташковского лагеря, что это не анонимные жертвы, что это были реальные люди со своими биографиями, со своими семьями.

Н.О.:То есть, фактически, можно сказать, что для российского читателя вы визуализируете тех, людей, которые были убиты, расстреляны...

А.Г.:Да, нам показалось важным как-то возразить против официальной российской позиции, которая заключается в том, что признается совершение Катынского преступления Советским Союзом, признается, что жертвами этого преступления стали многие тысячи польских граждан, но никто не признается жертвой поименно. Официальная позиция России стремится к тому, чтобы вот эти многие тысячи так и остались в состоянии вот такой анонимной массы безымянных жертв. Вот с этим мы согласиться не могли и это была главная причина, по которой мы вообще взялись за эту работу. Но, при этом мы конечно же стремились, чтобы все же результат этой работы был каким-то шагом вперед в исследовательском, научном отношении. Поэтому мы в эти биографические справки поместили сведения, которые, скажем, отсутствовали в польских публикациях, в частности, в кладбищенской книге. Прежде всего нам удалось поместить туда сведения о времени расстрела, в некоторых случаях довольно точно. То есть, просто указать одну ночь, когда человек был расстрелян. Но в большей части случаев это не одна ночь, а диапазон, в некоторых случаях одна из двух ночей или одна из трех ночей, одна из четырех ночей. Вот такие сведения. Это действительно некоторый шаг вперед, но я не считаю, что он является каким-то переломом, чем-то очень принципиальным.

Н.О.:Александр Эдмундович, хотел бы пользуясь случаем спросить именно о восприятии Катынского преступления в российском обществе...

А.Г.:А это я хуже всего знаю. Ну, во всяком случае, я не знаю, какие тренды и тенденции, а вот, что я твердо знаю, так это то, что значительная часть российских граждан либо убеждена, либо все же склоняется к той точке зрения, которая пропагандировалась в период Советского Союза, которая называется катынской ложью. Именно то, что польских военнопленных расстреляли не мы, а немцы. Это значительная часть наших российских сограждан, среди них небольшая группа совершенно сознательных, я бы сказал циников, сталинистов и таких имперских патриотов, которые знают, что на самом деле расстреляли мы, но стремятся внушить всем другим, что это дело немцев. Я думаю, что большинство тех, кто склоняется к тому, что польских военнопленных расстреляли немцы, а не мы, руководствуется не какими-то циничными соображениями, а просто всегда довольно трудно согласиться и осознать, что моя страна совершала совершенно ужасающие злодеяния и преступления и гораздо удобней жить с увереностью а том, что преступления совершали другие, а история моей страны — это череда славных достижений и побед.

Н.О.:Александр Эдмундович, Вам не кажется, что просматривается проблема с отношением самих россиян к проблеме жертв? Даже не жертв сталинских репрессий, а вообще к проблеме жертв и отношение к человеческой жизни. То есть, я думаю, что Вы не раз сталкивались с мнением, что, мол да, это было сталинское преступление, мы расстреляли, но одновременно звучат слова: «Сколько таких Катыней было в России! Ну, расстреляли 20 тысяч. У нас тут около Тамбова расстреляли во времена красного террора или в 30-е годы еще больше. Что поляки носятся с этими своими офицерами?» То есть, здесь разница между польским и российским восприятием очень сильно чувствуется. Как бы не чувствуется беспрецедентность самого преступления в Катыни и беспрецедентность других преступлений.

А.Г.: Ну, да, но понимаете, мы то как раз пытаемся убеждать и исходим все же из того, что Катынское преступление хотя по масштабу, по числу жертв оно не является чем-то выдающимся из всего ряда преступлений советского террора, что были и периоды и отдельные операции, в которых было расстреляно гораздо больше, гораздо больше людей лишилось жизни. Несмотря на то, что по масштабу оно не является чем-то выдающимся и вопиющим в ряду других преступлений, но все же оно является исключительным, потому что были расстреляны военнопленные. Это единственный случай, когда в массовом порядке расстреляны военнопленные на основании решения высшей власти государства. При чем, его исключительность она проявляется даже при сопоставлении с трагической судьбой советских военнопленных в нацистском, в гитлеровском плену, где, конечно погибли не менее 3 млн советских военнопленных. Но все же не было ни разу операции массового расстрела, когда за 1-1,5 месяца расстреливают 22 тысячи человек по решению верховной власти. Их морили голодом, намеренно морили голодом, но вот такой вот разовой операции, когда сразу расстреливается такая группа военнопленных – этого не было даже в немецком плену.

Это был российский исследователь Александр Гурьянов. Материал подготовил Назар Олийнык. А все те, кому интересна книга «Убиты в Калинине, захоронены в Медном», могут ее скачать на странице Общества «Мемориал»:  

https://www.memo.ru/media/filer_public/db/6b/db6bd42e-9210-4d68-a420-e8864be5194e/mednoe_t1.pdf

https://www.memo.ru/media/filer_public/63/45/63459530-a889-48ab-919e-e592bda63d42/mednoe_t2.pdf

https://www.memo.ru/media/filer_public/1d/35/1d35faca-c978-46ac-b56d-52cd390705c2/mednoe_t3-ispr.pdf