X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Пение кремлевских сирен в ЕС

16.08.2019 17:00
О проблеме российской дезинформации и пропаганды в ЕС - комментарий польского политолога Агнешки Легуцкой.
Аудио
Иллюстрационное фотоFoto :Pixabay Creative Commons

 

Пропаганда и дезинформация являются мощными инструментами политики Кремля в отношении Запада в целом, Европы, в частности. Во многом западная общественность не готова к российской пропагандистско-дезинформационной деятельности и поэтому довольно податлива на нее.  О том, как эта проблема выглядит в случае ЕС, и как с ней борются, мы попросили прокомментировать профессора Агнешку Легуцкую, из Университета «Вистула», которая также является аналитиком Польского института международных дел. 

По мнению Агнешки Легуцкой, здесь необходимо разграничение понятий:

Мы должны разграничить понятия. Если речь идет о российской пропаганде, то известно, что речь идет о распространении взглядов, выгодных для России. Это также представление такой действительности, которую россияне хотели бы нам внушить. В то же время, дезинформация является своего рода информацией, которая является ложной и сбивающей с толку. Информация должна быть соответственно изменена, чтобы одурачить человека, обмануть общественное мнение. Таким образом, наносится общественный урон, достигается политическая или экономическая выгода. То есть, дезинформация – это один из элементов пропаганды, направленной против нас. В этом отношении, например, могут быть заявления, сделанные политиками, которые заявляют об одном, а их слова представляются совсем в другом контексте. Это должно нас побудить к тому, что какие-то вещи нам не нравятся. Скажем, делается попытка, чтобы мы считали, что нам не нравится ЕС или Эмманюель Макрон. Таким образом, дезинформация позволяет оказывать влияние внутри ЕС на политические процессы, на то, что кто-то не пойдет на выборы, не отдаст голос за какого-то политика, поскольку он сказал что-то, чего он в действительности не говорил.

В ЕС существовали серьезные опасения возможного российского вмешательства в евровыборы, которые состоялись в мае, но Кремлю не удалось на них существенно повлиять:

В июне были подведены итоги активности российской дезинформации. Речь не идет только о дезинформации, но также вообще о российской деятельности в целом с целью повлиять на избирателей, чтобы те не приняли участия в выборах. Этого не удалось осуществить. В последних выборах в Европарламент приняло участие очень много избирателей. Таким образом, российская дезинформация, скорее всего, не достигла результатов. Кроме этого россияне уже хорошую дюжину лет продвигают поддержку евроскептических партий. То есть, скажем, поддерживают противников Эмманюеля Макрона в лице крайне правых сил. Во время выборов в Европарламент на кону стоял выигрыш антиевропейских политиков. Этого не произошло.

Главными инструментами кремлевской пропаганды на Западе являются телеканал RT - бывшая «Russia Today» и агентство новостей Sputnik. Агнешка Легуцкая отмечает, что западный обыватель не замечает пропагандисткий и дезинформационный характер этих рупоров Москвы:

RT и «Sputnik» оперируют в ста странах, вещают на тридцати языках. Их бюджет сравним с бюджетом британского BBC World и французского France Media Monde. Можна сказать, что они конкурентоспособные на мировом медиарынке. Эти СМИ могут вести как пропагандистскую, так и дезинформационную деятельность. У людей, не знакомых с российской пропагандой и дезинформацией, нет чувства, что они там могут встретиться с ложью и манипуляцией и часто они становятся их жертвами. Россияне утверждают, что речь идет о немейнстримных СМИ, и что они представляют иную сторону действительности, что не надо верить только одной стороне, и что только они показывают другую сторону правды. Это не совсем так. Здесь речь не идет о другом мнении, в которое можно поверить, а мы имеем дело с манипуляцией информацией. Поэтому, зачастую ее потребители не в состоянии отличить ложь от правды.

Европейская комиссия на декларативном уровне заявляет о серьезности проблемы российской дезинформации в ЕС. Вместе с тем, East StratCom, специальная группа для противодействий ей действующая в рамках Европейская служба внешних связей, располагает штатом лишь в 16 сотрудников и бюджетом, который в этом году составит всего 5 млн евро. 

Эксперт прокомментировала такой диссонанс между серьезностью проблемы российской дезинформации ЕС и ограниченностью ресурсов, выделенных для борьбы с ней:

Надо сказать, что ответственность за борьбу с дезинформацией находится в компетенции стран-членов ЕС. Главным образом потому, что российская дезинформация диверсифицирована. Она не использует общеевропейской тактику. Российская дезинформация адресована конкретной стране, а даже конкретной группе общества, и она меняется. Поэтому на странах ЕС лежит наибольшая ответственность за борьбу с этой дезинформацией. Есть страны, которые очень хорошо с этим справляются или которые, по крайней мере, стараются это делать, на правительственном, общественном уровне и учат общество выявлять российскую дезинформацию. Сама большая проблема это ее идентифицировать. Здесь примером может быть Финляндия или страны Балтии, страны, которые уже в школах учат детей проверять информацию и ее источники.

Что касается Европейского союза, то Европейская комиссия уже пару лет назад начала осознавать, что проблема существует, что она очень глубокая и угрожает всему Сообществу. Последние выборы в Европарламент стали импульсом, что заняться всерьёз этой проблемой надо уже на высшем уровне. Появилась система Rapid Alert System, то есть пункт координирования информации и взаимного информирования о том, что происходит в данный момент в сети. Это не то, что можно назвать системой кризисного реагирования и управления, но важно то, что есть обмен информацией между членами ЕС.

Агнешка Легуцкая также рассказала о том, как обстоят дела в Польше в плане борьбы с кремлевской дезинформацией:

Можно сказать, что Польша учится от других государств, как можно реагировать на эти угрозы. Конечно, Польша могла бы делать больше. По моему убеждению, можно было решить вопрос на правительственном уровне, а не только в Министерстве иностранных дел, где создан свой StratCom. Можно сделать так, как в Чехии, то есть, создать центр, координирующий сотрудничество разных министерств и который также выявлял угрозы и давал бы рекомендации на разных уровнях. Ведь дезинформация имеет разный характер: экономический, культурный, общественный итд. Без общего ведомства трудно выявлять дезинформацию и давать какие-то рекомендации.

То, чем характеризуется российская дезинформация в Польше, заключается в том, что она не старается склонить к России как таковой, поскольку ввиду исторических вопросов это сложно делать. Она служит неким зеркалом, то есть, проектирует страх. Скажем, делаются попытки напугать поляков украинцами, американцами. Кроме этого подсовывается идея, что все лгут. Скажем, мол, если американцы лгут и ведут пропаганду, значит россияне в этом плане ничем не отличаются. Внушается идея, что мир держится на лжи. Благодаря чему Россия отбеливается и представляется как нормальная в кавычках страна, которая в плане своих мотивов не отличается от других.


Материал подготовил Назар Олийнык