X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Еврей и немец пострадал от Гитлера и Сталина

19.07.2019 10:01
В Польше издали книгу Михаэля Вика «Утраченный город. Молодость в Кенигсберге во времена Гитлера и Сталина».
Аудио
 .
Михаэль Вик.Youtube.com

В Польше вышла книга воспоминаний человека, который выжил во время диктатуры Гитлера и Сталина. Михаэль Вик (Michael Wieck) — сейчас известный дирижер и скрипач. Живет в Штуттгарте, в ФРГ. А во время господства в Германии нацизма ему пришлось пострадать из-за своего еврейского происхождения. А затем, когда его родной Кенигсберг был присоединен к СССР, бежать из города, спасаясь от большевиков. И этот человек продолжает жить, а его свидетельства переводятся на многие языки мира. О польском переводе книги «Miasto utracone. Młodość w Königsbergu w czasach Hitlera i Stalina» («Утраченный город. Молодость в Кенигсберге во времена Гитлера и Сталина»; в русском переводе книга выходила под названием «Закат Кенигсберга. Свидетельство немецкого еврея»), изданного варшавским центром «Karta», рассказывает редактор издания Анна Рихтер: «Отец Михаэля Вика был немцем-протестантом, а мать еврейкой. Происхождение повлияло на особый взгляд на мир у этого человека и вообще на его судьбу. Он в разные исторические моменты становился жертвой репрессий как со стороны немцев, так и с советской стороны. В первом случае за то, что еврей, во втором, по причине немецкого происхождения».

Анна Рихтер рассказывает, как в центре «Karta» родилась идея издания книги Михаэля Вика по-польски: «Эта книга к нам попала через переводчицу, которая ее прочла по-немецки и настолько ею впечталилась, что обратилась к нам, чтобы поведать о ней. Книга являет собой воспоминания о детстве и юношестве, написанные в конце жизни автора. Это был самый трагический момент в жизни Вика. Он родился в 1928 году, и его ранее детство совпало с тем временем, когда в Германии господствовал нацизм, ужесточались репрессии против евреев. При этом сам Вик чувствовал себя прежде всего кенигсбергцем. Он очень сильно был привязан к своему городу, к своему региону — Восточной Пруссии. Об этих местах он рассказывает с ностальгией и глубоким чувством. Он рассказывает о том, как ездил на каникулы на море, как вообще путешествовал по этому региону. Автор книги был очень сильно привязан к малой родине.

С другой стороны, уже в детстве Михаэль Вик обратился к своим еврейским корням. Хотя в семье еврейская индентичность не выпячивалась. Да, отмечались еврейские праздники, но это скрывалось от остальных. Однако Михаэль Вик близко к сердцу принимает религиозные традиции. В то же время в школе он часто становится жертвой преследований, оскорблений. Нацизм разрастался на его глазах.

Во время Второй мировой войны, когда в Германии нацисты занимаются «окончательным решением еврейского вопроса», Михаэль Вик проходит обряд бар-мицва, отмечающий достижение мальчиком религиозного совершеннолетия. Это также необычно, что в такой момент автор больше всего чувствует себя евреем. Военное время, однако, семье удается пережить, вероятно, потому что отец был немцем, а вообще эта семья известными в городе музыкантами».


Польский перевод книги Михаэля Вика «Miasto utracone. Młodość w Königsbergu w czasach Hitlera i Stalina».
Польский перевод книги Михаэля Вика «Miasto utracone. Młodość w Königsbergu w czasach Hitlera i Stalina».

В 1945 году, когда в Кенигсберг вошли советские войска, Михаэль Вик надеялся, что придет конец их страданиям и их признают жертвами. Однако, как говорит Анна Рихтер, все происходит иначе: «Никого не волнуют такие детали, кем являются родители Вика. Его рассматривают как представителя побежденного народа, бывшего народа господ. И Вика преследуют также, как и остальных немцев. И начинается кошмарный период. Кенигсберг практически сровняли с землей. Совесткие войска систематически уничтожали город. Люди влачили жалкое сушествование в руинах. И хотя Вик уже тогда был талантливым скрипачом, ему приходилось заниматься другим: учиться, как среди руин находить консервы, как воровать у семей советских солдат, которые держали в прихожей картофель. Михаэль Вик приобретает навыки выживания на самом низком уровне — чтобы только выжить вместе со своей семьей. Это становится чревато психологическими проблемами.

У Михаэля Вика происходит конфликт с отцом, который не признает такого рода борьбы за жизнь, считает это бандитизмом. Отец возмущается поведением сына, хотя сам ничего не делает, чтобы содержать семью. Михаэль Вик открыто и проникновенно пишет о своих переживаниях, психологическом состоянии. Это огромное достинство книги, так как многие люди, пережившие подобного рода трагедии, не хотят вспоминать об этом и делиться этим с другими».

Анна Рихтер отмечает один из самых трагических эпизодов в биографии семьи Михаэля Вика периода диктатуры Гитлера: «Большая часть семьи Михаэля Вика, а также одноклассников была вывезена и уничтожена в концетрационных лагерях. После войны он встретил лишь несколько человек, которым удалось спастись. Зато его сестра, когда антисемитизм достиг своего апогея, была отправлена в Великобританию. Это удалось благодаря тому, что у знакомых Вика была дочь, которая должна была поступить в английскую школу, но что-то не получилось, и туда была отправлена сестра Вика. Это произошло еще в 1930-е годы. И лишь после войны Михаэль снова увиделся со своей сестрой. И это также берет за сердце. Потому что эта семья распадается во время войны. И потом им трудно друг друга отыскать».

Анна Рихтер посчитала нужным отметить, как Холокост изменил моровосприятие Михаэля Вика: «Как человек глубоковерующий, он задается вопросом: как так могло случиться в мире? Как Бог мог позволить случиться такого рода вещам? И во время войны происходит распад внутреннего мира автора. Он задается вопросом, как немцы, с их высокой культурой — философом Кантом, музыкой и т.д. — могли породить палачей, превращающих мир в пыль. И это берет за живое: наблюдение за судьбой человека, который теряет все — все, во что верил, все универсальные ценности просто рассыпаются. И после войны все мучительно приходится восстанавливать».

Послевоенный период в книге Михаэля Вика затронут кратко — это уже другая история известного в мире музыки человека. Анна Рихтер отмечает лишь несколько моментов биографии автора: «Семья уезжает из Кенигсберга в советскую зону оккупации Германии. Затем удается перебраться в Западный Берлин. И это также шокирующая история человека, который несколько лет прожил в руинах. Это, естественно, была нелегкая жизнь, когда приходилось по-новому «собирать» себя после военных травм».

Михаэль Вик какое-то время жил в Новой Зеландии. Затем вернулся в Германию. Через всю жизнь он несет идеалы гуманизма, которые можно выразить одним из его высказываний: «Все люди, будь то музыканты или политики, немцы или новозеландцы, евреи или христиане, преследователи или преследуемые, — пугающе одинаковы, независимо от разных характеров, идеалов и условностей».

Виктор Корбут