X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Ученый из Албании в Варшаве: Я научился одной важной вещи – нельзя разделять людей на народы

02.09.2020 17:00
Ригельс Халили, кандидат наук, а тогда только абитуриент, год прожил в Лодзи, где он изучал польский язык, а затем переехал в польскую столицу, чтобы начать свое обучение. Мы поговорили о том, сложно ли интегрироваться жителям Балкан в Польше, как выглядит жизнь мигранта, а также о его научных интересах и, конечно же, о современной Албании, которая становится все более привлекательным туристическим направлением.
Аудио
Иллюстративное фотоpexels.com/fauxels/CC0

Сегодняшний гость рубрики «Иностранцы в Польше» приехал в Польшу из Албании 26 лет назад. Ригельс Халили, кандидат наук, а тогда только абитуриент, год прожил в Лодзи, где он изучал польский язык, а затем переехал в польскую столицу, чтобы начать свое обучение. Мы поговорили о том, сложно ли интегрироваться жителям Балкан в Польше, как выглядит жизнь мигранта, а также о его научных интересах и, конечно же, о современной Албании, которая становится все более привлекательным туристическим направлением.

- Расскажите, пожалуйста, о себе. Чем вы занимаетесь в Польше?

- Я родился в Албании. Я ученый, преподаю в Варшавском университете в Центре исследований Восточной Европы (Studium Europy Wschodniej). Я занимаюсь Балканами.

- Чем вы занимаетесь помимо научной деятельности? Принимаете ли вы участие в общественной жизни Польши?

- Я принимаю участие в общественной жизни, комментируя ситуацию на Балканах. Даю комментарии польским СМИ. Меня часто приглашают на эфиры. Это часть моей работы, ведь я занимаюсь Балканами, изучаю и преподаю студентам историю и культуру этого региона. Однако, я не являюсь аналитиком, не занимаюсь этим в повседневной жизни, не зарабатываю этим на жизнь. В общем, я веду обычную жизнь, ничего особенного.

Ригельс Халили
Ригельс Халили. studium.uw.edu.pl

- С какими трудностями вы столкнулись при переезде в Польшу?      

- Мой переезд не был сложным. Я приехал в Польшу в 1994 году, будучи студентом. Это происходило в рамках сотрудничества институтов между Албанией и Польшей. У меня была стипендия, я жил в общежитии. Первый год я учил польский язык в Лодзи. Потом я приехал на учебу в Варшаву. У меня были незначительные трудности в быту. В 1995 году Варшава выглядела совершенно иначе. Моя жизнь выглядела точно так же, как и жизнь любого другого студента. У меня была небольшая стипендия, но я вскоре начал работать. Вначале работодатели подписывали со мной так называемые мусорные договора: это трудовой договор на три месяца, договор поручения.

- Быстро ли вы интегрировались в польское общество?

- Я очень быстро интегрировался, потому что очень быстро выучил язык. С первого года моей жизни в этой стране я говорил довольно бегло и свободно. Да, я допускал ошибки, но это не вызывало больших трудностей, я с легкостью мог найти общий язык с поляками. Когда я жил в общежитии, то моими соседями всегда были поляки. По моей просьбе они всегда исправляли меня. Начиная с первого курса, меня всегда приглашали на Рождество или Пасху. Тогда я впервые столкнулся с другими традициями. Я родом с юга Албании, я православный христианин. Мы совершенно по-другому отмечаем эти праздники. Я хотел поближе познакомиться с польской культурой. Это принципиально другой опыт.

- Опираясь на свой собственный опыт, расскажите, пожалуйста, как в Польше относятся к мигрантам?

- Каждый случай индивидуальный, нельзя обобщать. Все зависит от иммигранта, от его жизненной ситуации, от того, где и кем он работает, что он из себя представляет. Я бы воздержался от обобщений. Я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Бывают разные ситуации. Возьмем, к примеру, мигрантов из Украины или из других стран, которые собирают фрукты. На такой работе сложно и полякам, не только приезжим. Есть также высоко квалифицированные иностранцы, например, врачи. Поэтому все зависит от ситуации. Мне кажется, уже сейчас заметны далеко идущие улучшения положения мигрантов, это касается и законодательной базы. Если сравнивать 1990-ые года, когда я начал работать в Польше, и сегодняшнюю ситуацию, то в те годы, будучи студентом, я не имел права работать, поэтому перебивался так называемыми мусорными договорами, несмотря на то, что у меня не возникало проблем с выполнением рабочих обязательств. Сегодня же мои студенты могут работать, многие из них так и делают. Положение иностранных студентов улучшилось. Когда-то студент, окончивший учебу в Польше, должен был вернуться на родину. Меня это тоже коснулось, но я вернулся в Албанию добровольно, потому что занимался там научной деятельностью. Сегодняшние студенты, получившие образование в Польше, могут продолжить учиться здесь и работать. Конечно, есть бюрократические проблемы, не всегда легко получить вид на жительство. Это подтверждают и мои студенты. Я помогаю им с документами, консультирую их. Однако, бюрократия всегда была проблемой. Мне кажется, что в Управлении по делам иностранцев всегда не хватало кадров. В этом заключается сущность государства, бюрократии. Это касается не только Польши. Конечно, еще есть стереотипы, то, что поляки думают о данной группе мигрантов. Когда я приехал в Польшу, то в обществе не было никаких стереотипов об албанцах из-за ограниченных контактов двух народов. Сейчас, наверное, какие-то появились, сложно сказать, оправданные они или нет. Я думаю, что польское общество немного изменилось, но не так сильно, как мне бы хотелось. Меняется отношение к мигрантам с Востока, к иностранцам.

- Исходя из своих собственных ощущений, чем отличаются, а что есть похожего между албанцами и поляками?

- Все мы люди, в чем-то мы похожи, а чем-то отличаемся. У нас подобные стремления, желания, потребности, мы испытываем похожие эмоции, как плохие, так и хорошие. И поляки, и албанцы проявляют доброту, открытость, доброжелательность, а одновременно злость, никчемность и так далее. Я научился в жизни одной важной вещи – нельзя разделять людей на народы. Я разделяю людей на две категории: хорошие и плохие. Я намерен придерживаться этого правила и в дальнейшем.

- Как сейчас выглядит ситуация в Албании?

- Если мы говорим об обычных албанцах, то они живут хорошо, у них есть деньги. С перспективы последних 30 лет, после падения коммунизма, что касается финансовой сферы и культуры, то жизнь в Албании улучшилась. Страна изменилась до неузнаваемости за последние 30 лет. Определенно, это страна, которую стоит посетить, стоит знакомиться с местными жителями, пробовать блюда национальной кухни, которая немного похожа на балканскую, но со своими собственными достоинствами. Страна развивается неравномерно. У нас есть экономические и политические проблемы. Ситуация в правительстве стабильная, но случаются коррупционные скандалы или политические кризисы. Я считаю, что это нормальная страна, хотя не настолько богатая, как, например, Греция или Италия. Это не самая плохая страна для жизни в Европе, хотя часто можно услышать именно такие высказывания.

Материал подготовила Дарья Юрьева