X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Историк: Чем дальше от войны, тем чаще побеждает историческая политика более сильных

13.10.2020 16:08
Ведущий польский историк о Второй мировой войне, памяти и исторической политике. 
Аудио
  • Историк Анджей Новак рассуждает об исторической политике Польши
.  .
Проф. Анджей Новак.Commons.wikimedia.org/Mateusz Bednarz/Biały Kruk/Public Domain

Использование истории в политических целях приобрело ярко выраженный характер в конце ХХ в начале XXI века, особенно это касается стран Европы. Скажем, в случае Центрально-Восточной Европы это во многом связано с рядом особенностей посткоммунистических стран этого региона, и в первую очередь с проблемами, возникающими при попытках ускоренного создания новых национальных идентичностей в процессе строительства национальных государств и национальной политики.

Однако для некоторых стран, таких как Россия, прошлое является главным инструментом самоидентификации её граждан. За последнее время, согласно опросам «Левада-центра», существенно выросло число респондентов, ставящих историю на первое место. Более того, преобладающий исторический дискурс — имперский, а значит, завоевательный, милитаристский и охранительный. По мнению 76 % респондентов, россияне должны гордиться территориальными имперскими присоединениями начиная с XV века, включая Польшу и Финляндию, и лишь 3 % считают, что этого нужно стыдиться.

Такая бесспорно агрессивная и острая политика вынуждает и другие страны формировать и вести свои исторические политики в целях защиты перед лицом агрессивно-реваншистского и лживого дискурса Кремля.

Об исторической политике Польши в эфире Польского Радио говорил профессор Анджей Новак, заведующий кафедрой истории Восточной Европы Института истории Ягеллонского университета в Кракове и Института истории Польской академии наук и один из ведущих польских историков:

В нашей истории много плохих и трудных моментов. Сейчас мы отстраиваем не только наш суверенитет, но также и то, на что мне когда-то обратил внимание профессор Кшиштоф Щерский. Он отметил, что первые с начала ХХ века, сложилась ситуация, когда старшее поколение может передать младшему поколению имущество по наследству. Имущество в целости и сохранности, которое не было никем разграбленно. Точно также, как это имеет место в более процветающих странах Западной Европы. Процветающих, потому, что они не были истерзаны войной, оккупациями, коммунистической системой, которая лишала людей собственности даже без войны. Они (западные страны. — Ред.) имели возможность накапливать не сколько само богатство, но и само ощущение стабильности. Мы (поляки. — Ред.) только сейчас приобрели это ощущение.

Но, одновременно с этим, сейчас также складывается интересная ситуация: коронавирус, пандемия и дискуссия вокруг этого чётко нам подчёркивает тот факт, что эта стабильность нам не дана раз и навсегда. Она может быть у нас отнята империей, но и вирусом, после чего может сложится ситуация как в динозавров. А может все сложится, так как я уже вспоминал в III томе своей книге «История Польши».

Ведь стоит вспомнить как укрепилась Польша и весь регион Центральной Европы. Казалось бы, парадоксальным, но это случилось благодаря чёрной чуме, которая прокатилась по Европе в 1348 года. Она нанесла очень сильный удар по странам Западной Европы и «пожалела» Центральную Европу. Это стало шансом догнать по экономическому развитию страны Западной Европы. Поэтому сейчас последствия (пандемии коронавируса. — Ред.) могут быть подобными.

Историк в интервью также коснулся вопроса Второй мировой войны. 3 сентября 1939 года правительство Великобритании направило ультиматум, а затем объявило войну Германии. Однако всё время, пока германские войска были заняты на Востоке, в действиях против Польши, союзные англо-французские войска никаких активных боевых действий на суше и в воздухе не предпринимали. Профессор Новак отмечает, что в этом случае можно говорить о предательстве или своего рода упущению со стороны Союзников:

Я думаю, что проблема состоит в том, что наше виденье истории, в которой самая важная война в ХХ веке началась 1 сентября 1939 года, когда Гитлеровская Германия напала на Польшу не всеми поддерживается. Казалось бы, в этом нет ничего спорного, но эта версия с трудом остаётся в сознании людей. Потому, что чем дальше от войны, тем больше побеждает историческая политика тех, кто сильнее нас. Мы просто слабее — это объективный факт. Мы не можем быть материально сильнее от России, Германии и от мировой еврейской общины. Каждый из них имеет все необходимые инструменты для того, чтобы навязывать свою версию Второй мировой войны. Но стоить отметить также тот факт, что в трёх перечисленных мною версиях истории, Вторая мировая начинается не 1 сентября 1939 года. В еврейской версии истории имеет значение только холокост, конечно это самое большое преступление и хорошо, что о ней напоминают. Но если говорить об ущербе польскому наследию и его уничтожению, то этот вопрос интересен для мировой аудитории только в контексте грабежа еврейской собственности поляками. Очень нелегко победить в конфронтации с таким устойчивым дискурсом, о что снимаются сотни документальных и художественных фильмов.     

Немецкий нарратив за последние несколько лет также нам навязывает свою точку зрения, как например это было совсем недавно, когда влиятельное издание POLITICO опубликовало текст, в котором призывают нас к тому, чтобы мы признали свои исторические преступления, как это сделала Германия. 

Также Анджей Новак коснулся вопроса попыток России навязывать свою версию «исторической правды»:

Российская историческая политика проводится довольно остро и умело. Она ориентирована не только на самих россиян, но и на весь мир. Исторические заявления президента РФ Владимира Путины были опубликованы в одном из самых престижных американских изданий The National Interest и можно отметить, что они не проходят бесследно. Его заявления о том, что Польша ответственна за Холокост, принимаются частью американской элиты, которая не сколько хочет получить какую-то информацию о Второй мировой войне, сколько хочет ещё раз убедится в том, что маленькие страны мешают большим странам поддерживать порядок. Мол, если бы поляки имели хорошие отношения с Россией, Германией, то не было бы никакой войны и Холокоста. К сожалению, это неотъемлемая часть мировой политики. Мы должны такому устоявшемуся повествованию противостоять, находя партнёров в западных обществах. Есть те, кто хочет помнить. Их немного, наверное, меньшинство, но нельзя говорить о том, что мы единственные, кто рассказывает подлинную историю ХХ века.

PR24/op