X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

«Здания польских архитекторов можно найти по всему миру: в России, Германии, Франции, Вьетнаме, Аргентине»

17.11.2020 16:30
Магдалена Стоклоса - одна из авторов книги-альбома «Польские архитекторы в мире»
Аудио
  • Интервью с авторами книги "Польские архитекторы в мире" Магдаленой Стоклосой и Александрой Вуйцик.
         - .  .
Обложка книги "Польские архитекторы в мире" в серии "Поляки - миру. Известные неизвестные".Фото: Промоматариалы

Министерство иностранных дел Польши совместно с Институтом Лукасевича в Кракове издали книгу о польских архитекторах. «Польские архитекторы в мире» - это новая публикация, рассказывающая о судьбах выдающихся поляков, о которых до сих пор было известно не так уж много. Книга является продолжением изданной в прошлом году публикации «Поляки - миру. Известные неизвестные». О книге и ее героях - польских архитекторах XIX-XX веков -  мы беседуем с авторами книги Магдаленой Стоклосой (Magdalena Stokłosa) и Александрой Вуйцик (Aleksandra Wójcik).  

- Начнем с того, в каких странах мы найдем наибольшее количество зданий, построенных по проектам польских архитекторов, и какие  можно считать выдающимися достижениями?

Магдалена Стоклоса: Здания авторства польских архитекторов мы найдем во всём мире: в России, Германии, Франции, во Вьетнаме, в Чили, Перу, Аргентине, Уругвае, Бразилии. Но я думаю, что таких художественных жемчужин вовсе не надо искать далеко. Ведь уже в Киеве можно увидеть уникальные постройки авторства Владислава Городецкого, прозванного «киевским Гауди». И, действительно, с испанским архитектором его роднит буйная фантазия, визионерство, эксцентричный подход к жизни. Владислав Городецкий после окончания архитектурного факультета начинал как проектировщик канализации, так что начало не предвещало большой карьеры. Но со временем он стал получать всё более интересные заказы, и отличался тягой к новому. Например, использовал для строительства цементного завода бетон, который в то время был новинкой. К его зданиям в Киеве, которые удивляют по сей день, можно причислить Национальный художественный музей Украины на улице Грушевского, Караимскую кенассу на улице Ярославский вал, Николаевский костел на Большой Васильковской. Но самым уникальным его зданием является Дом с химерами на улице Банковой, названный также Домом Городецкого, так как сам архитектор там проживал. Дом построенный с необычайным размахом, площадью более 370 квадратных метров, обогревался более, чем 52-мя кафельными печами, как на те годы, был очень современным, оборудованным в электричество, телефон и даже гараж. Городецкий был одним из первых жителей Киева, имевших автомобиль. Дом стоил целое состояние, поэтому большую его часть архитектор вынужден был сдавать в аренду.

- Раз уже речь зашла об Украине, то где еще прославились там польские архитекторы?

Магдалена Стоклоса: Например, в Харькове мы найдем здания театра и кафедрального собора Успения Пресвятой Девы Марии авторства Болеслава Михаловского. Инаугурация учебного процесса в Харьковском университете в 1805 году повлияла на развитие городской архитектуры. Город начал активно строиться, развивалась промышленность, торговля, началось строительство железной дороги. При таком довольно внезапном скачке в развитии  возникла необходимость в привлечении архитекторов из-за границы. Этот шанс использовали поляки, которые успешно строили в том районе. Кроме Михаловского, в Харькове работал Здислав Харманьский, запроектировавший ипподром - школу верховой езды, а также Викитор Величко - автор здания, в котором сейчас располагается Музей природы.  

- Книга «Польские архитекторы в мире» сосредотачивается больше на объектах или биографиях их авторов?

Магдалена Стоклоса: Мы концентируемся, конечно, на объектах, чтобы показать польское наследие в мире, но также на биографиях. Такова была концепция этой публикации - представить польские достижения, но сквозь призму человеческих судеб. Поэтому мы не опускаем даже пикантные подробности из жизни наших героев. Пишем, например, что Александр Ржепишевский - один из выдающихся архитекторов Харькова, автор, в числе прочего, проекта банка и гостиницы «Астория», во время поездки в Крым встретил новую любовь, ради которой бросил жену и детей. В отместку жена сожгла его памятные вещи и записи. Восстановление его биографии было довольно трудным из-за нехватки артефактов.

- Есть ли что-то, что можно назвать отличительной особенностью выдающихся польских арехитекторов?

Александра Вуйцик: Мне кажется, тем, что объединяло польских архитекторов, работавших в разных уголках мира, была большая разносторонность и открытость на разные стили. Архитекторы были очень гибкими и умели присабливать свои концепции, мастерство и талант к ожиданиям клиентов. Они часто работали по заказу частных лиц, строили виллы, общественные здания, магазины, и их видение не всегда совпадало с представлением заказчика. Так было в Баку, где во время «нефтяной лихорадки» в конце XIX века, польские архитекторы строили роскошные виллы для нефтяных магнатов, желавших, чтобы их виллы показывали материальный статус наиболее ярким образом.

- Архитектура - это не только здания, но и мосты, виадукты, памятники. В чем больше всего специализировались польские архитекторы за границей в ту пору?

Александра Вуйцик: Каждый архитектор имел свое поле, в котором чувствовал себя лучше всего. Но я хотела бы вспомнить о двух архитекторах, ответственных за пространственные концепции целых городов. Таким архитекторов был Крыстын Ольшевский, работавший в Сингапуре - необычайно интересная личность с трагической судьбой, бывший узник Аушвица. Именно он разработал концепцию озеленения, которым сегодня славится Сингапур, выбрал месторасположения сингапурского аэропорта Чанги - сегодня одного из лучших аэропортов мира. Вторым архитектором, ответственным за архитектуру целого города, был Казимеж Сколимовский - дед известного кинорежиссера Ежи Сколимовского. На рубеже ХIX и ХХ веков он отвечал за разработку конецпии города Далянь на Желтом море в Китае. И тот, кто сегодня отправится в этот город, найдет следы концепции польского архитектора, в частности, круглые площади, от которых, как лучи, отходят улицы. Конечно, сегодня Далянь несравненно больше, чем тот, который застал Сколимовский, но, как уже сказала, обнаружить польские следы там можно.

- А что касается России?

Александра Вуйцик: Если говорить о польских архитекторах за восточной границей, то надо начать с Петербурга, который в конце XIX века был центром архитектурного образования поляков с территорий, находящихся под разделом России. Они там учились в Академии художеств и в Институте гражданской инженерии. И можно совершить прекрасную прогулку по Невскому проспекту, осматривая здания авторства поляков, например, Рудольфа Желязевича. В частности, пассаж - один из первых на свете универмагов, где разыгрывается сюжет одного из рассказов Достоевского, и где выступал Станислав Монюшко. Это очень интересное место, интересное здание, запроектированное поляком.

- Судьба кого из польских архитекторов произвела на вас наибольшее впечатление?

Магдалена Стоклоса: Меня лично особенно тронула биография и несломленность Станислава Янковского - участника Варшавского восстания, пламенного патриота. В момент первых тревожных сигналов в 1939 году он как новоиспеченный подпоручик запаса отправил свою супругу и трехмесячую дочку Магдаленку из Варшавы в деревню, а сам активно включился в военные действия. Но в Пальмирах немцы сначала расстреляли его отца и брата, а потом и жену. Это очень печальная история. А пишем мы о нем потому, что Станислав Янковский - один из зодчих Скопии. Польские архитекторы оказались там после трагических событий 26 июля 1963 года, когда в 5 часов 17 минут утра произошло мощное землетрясение. За 20 секуд 75% города превратилось в руины, в том числе железнодорожный вокзал. Его обломки сохранились по сей день и как бы замурованы в новом здании. Вокзальные часы остановлены на 5.17... Во время землетрясения погибли 1100 человек. А в восстановлении города участвовало много польских архитекторов, не только Янковский.

Александра Вуйцик: Очень интересной личностью, очень заслуженной был Мариан Лялевич, тоже связанный с Петербургом. Среди его самых узнаваемых объектов - Торговый дом Мертенса на Невском проспекте с характерным застекленным фасадом. Лялевич, можно сказать, вернулся в Польшу в хорошее время, за несколько недель до восстановления Польшей независимости в 1918 году. Он сделал большую карьеру в Польше, стал проректором Варшавской политехники. Но судьба его была трагической. Немцы расстреляли его во время Варшавского восстания, в августе 1944 года во время массовой уличной казни. Его тело не было найдено, и осталась лишь символическая могила на варшавском кладбище Повонзки.

Автор передачи: Ирина Завиша